середа, 7 вересня 2016 р.

Рабская психология "русского мира"

Меня зовут Юля. Я скучаю по Украине и мечтаю жить в Одессе, но этого, наверное, не случится. Моя семья боиться повторения пьяных автоматчиков под окнами, полного беспредела, грабежей и разбоев. 
В моем сознании Донецк остался мирным, только будто пьяным. Существующим, современным и симпатичным бизнес-центром. Я как ни стараюсь, не могу представить, что улицы его пусты, что он потерял сотни тысяч жителей, что здания его разрушены, что нет надежд на нормальное будущее. 

Жестокая дикость оккупантов 
Мне больно слышать о пенсиях и пропусках. Да, моя мама живет в Донецке. Но пенсию получает в Украине за себя и за бабушку. Ей повезло, она успела переоформить. И она вполне патриотично настроена, в смысле проукраински. Просто нет возможности ни уехать не сопротивляться захватчикам. Да что она сможет сделать против безумной силы? 
К сожалению, ей Украина может предложить, как беженцу, всего 800 гривен в месяц в течение полугода и плюс ее и бабушкины пенсионные средства, которых хватает лишь на продукты питания. 
А мама с огромным удовольствием переехала бы. Сбежала бы от соседей, перед которыми надо делать вид, что поддерживаешь оккупантов. Как это все мерзко, а выхода нет. Пока нет... 
Каждый текст, который я пишу об оккупации, которая изменила жизни миллионов, содержит какой-то трагический эпизод, случившийся недавно. То Боинг, то бомбежка Горловки, то Мариуполя… Да, мало ли. Но в этот раз все еще хуже. В этот раз "асвабадители" совершили жестокую дикость. 
Началось с того, как не пропустили автобус на блокпосту, и водитель решил поехать в объезд по полям. И... автобус подорвался на мине. Автобус с мамами и бабушками, которые ехали из Украины с продуктами, потому что цены там намного ниже, а денег в ОРДЛО, как известно, нет. Они не захотели делиться с оккупантами, не захотели платить (дань) за проезд. Не смогли принять российскую культуру – унижаться, просить, откупаться. Не смогли променять свой дух свободы на прихлебательскую, рабскую психологию "русского мира". 

После этого случая сознание многих жителей Донецка словно проснулось. Наконец то, люди осознали кто такие "северные соседи" и с чем они пришли к нам на Донбасс? Меня уже давно не волнует, какие они - оккупанты, новая власть. Это все понятно и так. Много ярких примеров. Нас волнует, что же будет дальше? Неужели нам придется, как и в Приднестровье и Абхазии смириться со своим положением и ждать, когда сдохнет Путин, падет режим диктатора и мы сможем вернуться в Украину. 
Мы с мужем уехали за границу, нам повезло, у нас была возможность. Я далеко от моего дома и событий, которые происходят сейчас у меня на родине. Но что делать с памятью, с чувствами? От них невозможно откреститься, огородиться высоким забором. Невозможно выкинуть сопереживания за пределы сознания и не хотеть знать, что идет война. 

Не знаю, как дальше 
Да, что говорить. Теперь донецкие – люди без будущего. Теперь мы в него не верим. Нет, все мы знаем, что придет завтра. И что-то даже планируем. Но в планы эти не верится. Потому что в любой момент может случиться от тебя не зависящая хрень типа ОРДЛО, и ты будешь вынужден собрать два чемодана для трех человек и уехать. 

Мне кажется, я тут повторяюсь и написала уже слишком много, выплескивая боль и грусть, что для меня не характерно. Но так уж сложилось, я привыкла себя в личном тексте обнажать. И мне хочется, чтобы эта болезненная откровенность стала для кого-то открытием в том плане, что очень, ну, очень много дончан любят Украину до сих пор и навсегда, несмотря на место проживания или копеечную пенсию, которую их родители получают, проходя невероятный бюрократический ад из десятков кругов.

Немає коментарів:

Дописати коментар